В коллективе бородинского образцового художественного ансамбля эстрадного танца «VIP» нынче появился новый преподаватель. На старте очередного творческого сезона балетмейстер Евгения Александровна Симакова рассказала БВ о знакомстве с учениками, о планах на будущее и о танце, как образе жизни.

– Евгения, расскажите, пожалуйста, как Вы ступили на путь хореографии?

 – Я жила в Бородино и было совершено естественным, что однажды, учась в пятом классе, я пришла в ДК записаться в какой-нибудь кружок. Тогда мой выбор пал на акробатическую студию “Балаганчик”. Всё было отлично, пока мне не довелось сломать руку. С этого момента на карьере акробата я поставила точку. Немного позже у меня произошла встреча с одной женщиной, внешность которой поразила меня до глубин сознания. Экстравагантная, эффектная, стильная – она затмевала всех вокруг. Как же я захотела стать похожей на неё! Оказалось, что эта роскошная женщина занимается танцами и преподаёт. Конечно же, я сразу попала к ней в группу. Это была Евгения Борщевая. С неё и началось моё увлечение танцем. Потом, опять же в ДК, появилась школа хореографии “Империя” под руководством Татьяны Шатерниковой, где я очень скоро стала солисткой, будучи на тот момент девятиклассницей.

– Вы сразу определили для себя именно современное направление?

– В своё время у Евгении Борщевой я начала с модных танцев. Мы, школьницы, тогда называли это “танцевать рэп” (смеётся). Придя в «Империю», я столкнулась с тем, что нужно участвовать в танце народном. У меня тут же возник протест: “Не буду!” Конечно же, пришлось идти вместе со всеми, но уже позднее я усвоила, что пробовать нужно всё, чтобы всё уметь: и народные, и испанские, и восточные. И я умею.

– Детское увлечение сразу определило выбор профессии или были другие варианты?

 – Окончив школу, я уже точно знала, что буду поступать в хореографическое. По совету Татьяны Шатерниковой отправилась учиться в абаканский колледж, который окончила с красным дипломом. Ещё год в Абакане я преподавала в школе искусств, затем был кемеровский институт, ну, а потом меня пригласили в Красноярск. Проработала я там тринадцать лет. Конечно же, в большом городе у меня была безумно насыщенная жизнь: постановки танцев к мероприятиям, к выступлениям местных и приезжих

“звёздных” артистов, клубных шоу и так далее. У нас были постоянные гастроли. Опыт за эти годы я получила колоссальный, а моё имя стало широко известно в танцевальной индустрии.

 – Почему же Вы оставили всё это и вновь оказались в нашем маленьком городке?

 – Я давно мечтала стать мамой, и моя мечта осуществилась. Возможно, в какой-то момент я устала от этого бешеного ритма, мой мятежный дух захотел покоя, но мыслей оставить профессию у меня не возникало никогда. И я нашла выход: стала преподавателем в любимом с детства ДК. Многие говорят, что я здесь не задержусь надолго, но я решительно настроена остаться.

– Был ли у Вас педагогический опыт работы с детьми после абаканской школы искусств?

 – Да. Я ещё немного преподавала ритмику в Красноярске. Здесь, в Бородино, у меня уже третье поколение учеников и могу сказать, что во всех трёх случаях это абсолютно разные дети. Сейчас они настолько взрослые и продвинутые, что я не перестаю удивляться. Они на равных со мной, с ними легко.

– Младшую группу Вам предстоит учить “с чистого листа”. А средняя и старшая достались Вам, так скажем, в наследство от других преподавателей с определённым багажом знаний и умений.

– Как Вам наши девочки?

– Ой, старшие показали мне то, что умеют, и я пришла в восторг от увиденного! У девчонок очень хорошая подготовка, глаза горят, просто супер! Они так меня порадовали! Средняя группа тоже достаточно подготовлена. Большое спасибо их хореографу Наталье Моисеевой за труд.

– Евгения, можно ли с первого занятия определить: научится ребёнок танцевать или нет?

 – Развить эти способности можно в любом человеке, просто к каждому необходим свой подход. Кому-то требуется немного времени, чтобы начать довольно хорошо двигаться, другим – очень много. Всё индивидуально.

– А как насчёт того, что танцы – сугубо девичье занятие?

 – Нет, конечно же. Это неверный стереотип. Часто, к сожалению, препятствуют папы. Ко мне в группу, безусловно, может прийти и мальчик.  И это здорово, ведь в танцах у юного мужчины воспитывается правильное отношение к девушкам. Как правило, парни-танцоры очень вежливы и обходительны.

– Существует много кошмарных рассказов о том, как мучительно хореографы “растягивают” детей. Что Вы на это скажете?

– Растяжка – это всегда больно. Но кому-то, опять же, больнее, другому – менее болезненно. Чтобы минимизировать эту боль, нужно начинать “растягиваться” в более раннем возрасте. Но ни в коем случае не насильно, а постепенно.

– Скажите, что Вам дают занятия танцами?

– Ощущение собственной значимости, уверенность в себе, радость от того, что я могу сама кого-то научить этому. Когда-то я буквально бегом бежала в ДК, чтобы научиться. Сегодня я хочу, чтобы мои ученики так же бежали на мои занятия. Да и сама я ещё обязательно буду танцевать на сцене.

– Евгения, у Вас дома грудной малыш, как Вы решились так рано вернуться к работе?

 – Для меня невероятно важно саморазвиваться. Сидеть дома – не моя история. Я всё время должна действовать и действую. В своей жизни я отлично умею только танцевать, поэтому танец со мной навсегда! Ещё, благодаря работе у меня есть мотивация хорошо выглядеть, так как я всё время на виду, это тоже приятный бонус. И сын когда-нибудь будет мной гордиться.

– Уверена, что у художественного руководителя ансамбля “VIP” Евгении Симаковой уже наверняка есть грандиозные планы на предстоящий творческий сезон?

– Несомненно. Главное, чтобы пандемия не помешала. У нас обязательно будет отчётный концерт, и мы совершенно точно всех удивим! До встречи на сцене.

Беседовала Ирина ПЛИШКИНА