Почётному гражданину города Анатолию Афанасьевичу Решетеню 3 октября исполнилось бы 95 лет. Участник Великой Отечественной войны, первостроитель разреза, он прожил большую и интересную жизнь, о чём рассказал в своей книге «Живая память».

Мое знакомство с Анатолием Афанасьевичем произошло в редакции «Бородинского вестника». Буквально с  первых месяцев выхода газеты он появился в одной из комнат городской администрации, в которой тогда располагалась редакция. И пришел не просто так, принес рукопись. Так и пошло – почти после каждого его визита была публикация в газете, он стал одним из первых и преданных друзей «Бородинского вестника».

Он считал себя счастливым человеком, так как участвовал в двух исторических событиях: в Великой Отечественной войне и строительстве разреза.

Война для  Анатолия Афанасьевича закончилась в феврале 1945 года.  Подлечившись в госпитале и окрепнув  после ранений, он устроился шофером (передвигаясь при этом с помощью костылей)  на стройку, которая в скором будущем соберет вокруг себя тысячи людей. Он накрепко запомнил день 23 июля 1945 года, когда приступил к работе шофером на строительстве Ирша-Бородинского разреза. Их было четверо: начальник Петр Семенович Малыхин, его заместитель Павел Иванович Шубин, секретарь-машинистка Саша Жук и он, Анатолий Афанасьевич Решетень. А 10 августа на месте, где сейчас рабочая столовая разреза и «Газпромбанк» он собственноручно установил широкую трёхметровую доску, на которой сам же и написал: «Здесь будет развернуто строительство Ирша-Бородинского разреза». 

В те годы читатели «Бородинского вестника», многие из которых были не только свидетелями, но и участниками тех событий, с интересом знакомились с рассказами Анатолия Афанасьевича о трудовых буднях и досуге первостроителей. Почти все они были из числа репатриантов, то есть тех, кто побывал в немецком плену, а здесь под охраной строивших угольный разрез.

В публикациях Решетеня не было даже тени осуждения или пренебрежения к этим несчастным людям. Наоборот, он рассказывал об их самоотверженном труде, о досуге. Перед читателями представала не  серая безликая толпа, а личности, одаренные тем или иным талантом, которым они делились с окружающими: кто-то замечательно пел или играл на музыкальном инструменте, кто-то блистал актерскими способностями, кто-то писал стихи, кто-то сражался на шахматных досках…  

Анатолий Афанасьевич откликался на малейшую просьбу телекомпании разреза рассказать о том или ином событии из истории города и разреза. С удовольствием ездил на своем «Москвиче» и показывал знаковые места корреспондентам краевого телевидения. Для всех нас он был своим, коллегой.

Подкупали в Анатолии Афанасьевиче его самостоятельные суждения и оценки как прошлого, так и настоящего. Он не был коммунистом, но до последнего дня своей жизни оставался верным Красному знамени и социализму.   

Тяжело переживал Анатолий Афанасьевич крушение Советского Союза, а когда на городской площади у Дворца культуры какие-то мерзавцы сорвали и осквернили фотографии участников Великой Отечественной войны в том числе и его, установленные на доске почета, свою фотографию с отпечатком на ней чьей-то грязной подошвы и боевые награды он положил в коробку и никогда ее не открывал, завещав домашним положить это все, когда придет его час, в могилу. После этого Решетень перестал приходить 9 Мая на празднование Дня Победы.

В 2006 году вышла книга воспоминаний Анатолия Афанасьевича Решетеня «Живая память». Мне выпала удача поучаствовать в выходе этой книги. До сих пор сожалею, что ее объем получился таким, каким получился. Все упиралось в деньги, которых у автора не было, разрез тоже не смог помочь и лишь при личной поддержке Виктора Андреевича Маврина книга пришла к читателям.

В книгу не в полном объеме вошли рассказы о форсировании Днепра, Прохоровском поле и многое другое, увиденное глазами рядового бойца, пережившего все ужасы войны. 

… Анатолий Афанасьевич родился в деревне Малая Камала в крепкой крестьянской семье. Коллективизация лишила их семью всего, они остались на улице. Скитание по чужим углам, голод, холод, недоброжелательное отношение власть имущих. «Я постоянно хотел есть и искал убежище, где можно согреться», – вспоминал о своих детских годах  Анатолий Афанасьевич Решетень.

Вся его жизнь – это испытание на прочность. С самого детства. Он мужественно прошел через  все ужасы, что ему выпали в жизни, и не согнулся, не сломался. Не обошла Анатолия Афанасьевича и тюрьма, куда он попал «без вины виноватый»…

Со страниц книги «Живая память» на читателя смотрит светлый мужественный человек, влюбленный в жизнь и в те места, где родился и вырос, которые защитил от врага и где построил предприятие, известное на всю страну.  

В 1993 году  Анатолий Афанасьевич Решетень подарил нам роскошный подарок – свое стихотворение «Алые паруса».

В сорок пятом, когда я был молод,

Мы пришли сюда, в дикий лес,

Чтобы в дебрях воздвигнуть город,

В глухомани построить разрез.

            И мы крепко держались друг друга,

            Чуя сердцем и всей душой,

            Как наш труд воспевает вьюга,

            Подпевает ей волчий вой.

Мы построили город, обжили,

Уголь дали, сумели согреть.

Только дома о нас забыли

 Или некому было спеть.

            Мы ничьей уж не ждали песни,

            И вдруг слышатся голоса –

            Словно бриг «Бородинский вестник»

            Поднял алые паруса.

И идет он уверенным ходом,

Ровно витязь из дальних стран,

А команда – певцы из народа,

За рулем боевой капитан.

            И газетной строкой говорящей

            Он несет нам желанную весть:

            Там о прошлом и о настоящем,

            И о будущем тоже есть.

И с тех пор я со всеми вместе

Ни минуту, ни полчаса –

Ожидаю неделями «Вестник»,

Наши алые паруса.

            Надежда Сергеева