В 2020 году самому родному для бородинских детей лагерю “Шахтёр” исполняется 55 лет. В честь большого юбилея мы собрали интересные, на наш взгляд, сведения об истории Рыбинской здравницы и о том, как там живётся сегодня.

Официальный статус детского оздоровительного лагеря был присвоен этому живописному месту посреди соснового бора в 1965 году. Но отдыхала здесь детвора задолго до этого. Гарри Андреевич Эллер, директор бородинской спортивной школы олимпийского резерва, в чьём ведомстве лагерь сейчас находится, рассказал о своём пионерском детстве, проведённом на берегу реки Рыбной.

– Его история началась ещё до сороковых годов, – рассказывает Гарри Андреевич. – И если глубоко покопаться в архивах, можно найти более точные данные. Сам я впервые оказался там, будучи пионером-шестиклассником. Тогда, в пятидесятые, в лагере было два отдельных барака. В одном жили девочки, в другом мальчики. Кроватей не было, только деревянные полати. Отдельных комнат тоже не было – все мы жили вперемежку. Кормили нас неважно и есть хотелось постоянно. Хорошо помню, как я убежал и оказался один на дороге, где нашёл гнездо тетерки, высиживающей потомство. С тех пор я каждый день бегал туда наблюдать за ней и появившимися птенцами. Вот такие детские воспоминания.

Повзрослев, Гарри Эллер работал в лагере физинструктором, но тогда он ещё не предполагал, что когда-то станет здесь хозяином. Пятьдесят пять лет назад открывал пионерский лагерь “Шахтёр” Василий Давыдович Солоха, бывший в ту пору председателем разрезовского рудкома. Он руководил там буквально всеми процессами: от инженерно-строительных работ до организации досуга детей.

– “Шахтёру” я посвятил двенадцать лет, – вспоминает Василий Давыдович. – За это время было сделано много: построена добротная баня, открыт клуб для проведения культурных мероприятий и благоустроен пляж. Но, пожалуй, самым главным вкладом Василия Солохи в развитие лагеря стало то, что именно его усилиями в жилой зоне появилось тепло. К тому моменту там было выстроено уже 5 корпусов и до этого они совершенно не отапливались. Василий Давыдович рассказывает, что многие люди тогда помогали ему построить на территории котельную:

– Хлопотно, конечно, было, но мне почти всегда без проблем выдавали всё необходимое: батареи, трубы и так далее. Выделяли и транспорт. Так что с этой задачей мы справились, как и со многими другими. Василий Солоха с особой теплотой вспоминает время, проведённое в любимом сосновом бору и людей, работавших в лагере:

– Из постоянно меняющихся директоров мне особенно запомнились Юрий Фёдорович Яковлев, Софья Александровна Медведникова, Ольга Александровна Березова, Наталья Ивановна Кузнецова. Больше всего мне помогал Степан Петрович Бугаев, руководитель бородинского театра. Он был замечательным культорганизатором. Мне с этими людьми просто повезло.

В должности старшего воспитателя в “Шахтёре” трудилась и супруга Василия Давыдовича Мария Александровна:

– Как же там было хорошо! Всегда проводились спортивные и развлекательные мероприятия, купания, игры “зарницы”, походы, кино в клубе и, конечно же, “гвоздь” сезона – грандиозные пионерские костры. Приезжало по четыреста пятьдесят человек, в основном это были бородинские ребята. Народу было столько, что траву косить не нужно – всю вытаптывали! Ребята пели песни, танцевали, играли на свежайшем воздухе – им всегда было чем заняться. Для нашей семьи лагерь навсегда остался в памяти, как прекрасное место, где мы провели незабываемые годы.

Более 20 лет на посту директора “Шахтёра” отработала Ольга Петровна Свиридова.
Когда-то она пришла туда, как и Гарри Андреевич, физинструктором. А в 85-м году ей доверили руководство.

– Так как лагерь находился в подчинении разреза и отдела образования, – вспоминает тот период Ольга Петровна, каждое лето директора назначали из школ. По профессии я педагог и мне было легко и радостно работать с детьми, но главное, что у меня лежала душа к этому месту. Достался мне лагерь уже в запущенном состоянии: ни постельного белья, ни шкафов, ни хорошей посуды. Тёплым был только один из корпусов. Все кровати были железные с сеткой, тумбочек было мало. Тогда детей заселяли в корпус человек по сорок пять – это очень много. Только спустя время появились жёсткие требования по заселению в соответствии с количеством квадратных метров на ребёнка. В тот период, по словам, в лагере у каждого предприятия разреза был свой объект, за который он отвечал.

– За подготовку, к примеру, одного корпуса и душевой отвечал РМЗ, другого корпуса и столовой – ПТУ, и так далее, – рассказывает Ольга Свиридова. – Они производили на своих участках необходимый ремонт и так как все расходы были распределены поровну, финансовых проблем не возникало. Это было хорошее время. Особенно хочется отметить самого ответственного руководителя Петра Ивановича Тарасова, директора РМЗ. Он постоянно приезжал, смотрел, контролировал. Много для лагеря сделали и Светлана Ивановна Гарцук, и Антонина Алексеевна Снесарь.Ольга Петровна признаётся, что благодаря таким отзывчивым людям проблем с недостатком материалов не было. Но настали времена, когда «Шахтёр» перешёл в бюджет…

Пионерское детство
Пионерское детство

– Всё изменилось тогда,сетует бывший директор. – Средств практически не стало. Впоследствии мы сделали возможным посещение лагеря в течение всего года, а не только летнего периода, чтобы хоть как-то добыть деньги на содержание. Несмотря на возникшие трудности, Ольга Свиридова считает годы работы в “Шахтёре” лучшими в её жизни:

– Каждый раз мы стремились сделать всё так, чтобы у детей загорались глазки – в этом был главный смысл моей работы! Вот подъезжает автобус с детьми, а их, к примеру, встречает красавец Медведь, в которого нарядился воспитатель. А на новый год, представляете, открываются центральные ворота, появляется красивейшая карета с лошадью, а рядом стоит Дед Мороз. Дети стоят просто заворожённые. Словами не передать, как это здорово! Каждый наш праздник был продуман до мелочей. Ольга Свиридова с успехом продолжила дело Василия Давыдовича Солохи и, разумеется, привнесла большой личный вклад.

– Спортивные мероприятия, дни здоровья, обожаемые детьми походы на мельницу, марш-броски, катания на ледяной горке зимой всегда проходили на ура. Наш коллектив состоял примерно из семи человек, и у всех было желание сделать что-то интересное и с душой. После всех мероприятий традиционно на мангале жарились сосиски или мясо, а по вечерам проводились дискотеки. Это было удивительное “золотое” время, вся моя жизнь – со слезами на глазах вспоминает Ольга Петровна.
С 2019 года “Шахтёр” – один из объектов бородинской спортшколы, возглавляемой Гарри Андреевичем Эллером. А его непосредственным руководителем стала Елена Эдуардовна Матющенко. – Достаточно долгое время в лагере не было, так скажем, постоянного хозяина, – рассказывает Елена Эдуардовна, – он “оброс” долгами и штрафами А с того момента, как его присоединили к спортшколе, Гарри Андреевич активно взялся решать эти проблемы и предоставил нам все необходимые материалы для ремонта, который был произведён в прошлом году. Сегодня там шесть корпусов и один из них, по словам директора, максимально благоустроен для детей младшего возраста. Есть как холодное, так и горячее водоснабжение. Питьевая вода очень хорошего качества, так как проходит дополнительную очистку. Это подтверждает Роспотребнадзор. Но, к сожалению, в лагере нет всего того, что требуется детям для полноценного отдыха. Однако Елена Матющенко уверяет, что скоро всё изменится:

– Мы приняли участие в конкурсе на краевую субсидию и теперь в “Шахтёре” появится современная спортивная площадка, предусмотренная длявсесезонного пользования. Ведь теперь это не летний оздоровительный лагерь, а база отдыха, принимающая детей и взрослых круглый год. Кроме того, наконец-то снова станет возможно купание, которое было запрещено в последние годы. Для этого к следующему лету будут приняты все необходимые меры. Мы будем стараться вернуть лагерю былой престиж и сделать его ещё лучше.

Да, много воды утекло из Рыбной с той поры, как на этом месте среди величественных сосен возник лагерь “Шахтёр”. Пионеров давно уже нет. А старая карусель, несмотря на свой почтенный возраст, продолжает работать и теперь, словно символ того, что жизнь здесь продолжается и в детство вернуться возможно.

Ирина ПЛИШКИНА