27 января исполнилось 77 лет со дня полного снятия блокады Ленинграда во время Великой Отечественной войны. 872 дня голода и холода, миллионы смертей от болезней и голодной смерти, мизерные 125 граммов в день блокадного хлеба – факты, известные каждому россиянину. А еще непосильный труд, лютый холод и немеркнущая надежда на Победу…

27 января 1944 года блокада была прорвана. Сегодня в честь этого события проводят различные мероприятия, акции.  Не меркнет память об этом и в наших благодарных сердцах.

В нашем городе проживает единственная участница тех трагических событий Вера Ивановна Сидорова. Когда началась война, она была совсем малышкой, но несмотря на детский возраст, эти события остались в её памяти на всю жизнь. В годовщину снятия блокады Веру Ивановну пришли поздравить глава города Александр Федотович Веретенников, председатель Совета депутатов Виктор Андреевич Маврин и заместитель председателя Андрей Викторович Дворянчик.

– Хочется пожелать вам здоровья, прежде всего, – обратился к пожилой женщине Александр Федотович. – Я не перестаю удивляться вам, Вера Ивановна, и всем людям, пережившим блокаду: сколько они смогли вынести, выжить и продолжать жить. Это величайший пример, в первую очередь, для молодёжи. Я думаю, что ваша сила духа, вера в Победу помогла вам пережить все эти ужасы, выстоять и доказать, что мы можем победить. Это является примером жизненной позиции, стойкости для всех нас, для будущих поколений.

Маленькая Вера жила с родителями, дедушкой и старшей сестрой в Ленинграде, когда немцы окружили город. Папа ушёл на фронт, мама работала, а Вера с сестрёнкой и дедушкой выполняли главную задачу – выжить.

– Помню, что голод был, что кушать хотелось и мы постоянно убегали от бомбёжек в бомбоубежище, – со слезами на глазах вспоминает Вера Ивановна. – Сестра таскала меня в эти бомбоубежища, туда и обратно. А дедушка отдавал нам часть своей еды. До сих пор помню, какой это был хлеб: 125 граммов – спичечная коробка – детям, 250 граммов взрослым. Не спрашивайте даже про вкус этого хлеба, который нам выдавали. Какой там был вкус, когда там было всё намешано: и опилки были, и клей был. Никто не был готов к такому голоду, никто не ожидал, что блокада будет такой затяжной. Немцы же первым делом продовольственные склады уничтожили, а пополнения-то не было, вот и жили, как могли. Жили они так вплоть до эвакуации. Почти на глазах маленькой Веры умерла тётя – ушла за продовольственной карточкой и не вернулась. От голода умерла и вторая тётя – сестра отца, умер дедушка. Отец с фронта так и не вернулся – в 43-м погиб от ранения.

Веру с сестрой и мамой от голодной смерти и бомбёжек спас только прорыв блокады и последующая эвакуация по «Дороге жизни» в Сибирь.

– Помню, когда нас вывозили по Ладоге, – делится сокровенным Вера Ивановна, – все время бомбили немцы. Плывём, смотрим: катер и с этой стороны тонет, и с другой. Доплывём до берега или нет? Это в памяти навсегда сохранилось. Эвакуировали в Новосибирскую область, никого у нас там не было. Мама ехать не хотела, но её вызвали в военкомат и сказали, что Ленинград весь заминирован, если наши войска не удержат его, будут взрывать. Тогда даже на детей смотреть не будут.

Тяжело, конечно, было, но тут хоть картошка была, там-то есть совсем ничего не было. Нас привезли в деревню, мы даже вещей не взяли, только то, что на нас было одето. Помню, в доме нас поселили, мама днем работала где-то, а ночью семена для посевной готовили. Она поставила кровать у окна, подойдёт, в окно постучит, головы подняли – живы. День Победы семья Веры встретила в Сибири. Как только весть о Победе разлетелась по стране, мама собрала дочерей и повезла в родной Ленинград.

– Приехали, и я чётко помню, что кругом были развалины. Где наш дом был, там кругом картошка уже посажена, дома как такого уже нет. Рядом с нашим домом баня стояла, там госпиталь размещался во время войны, а немцы же бомбили такие учреждения и от дома ничего не осталось. Мама нас посадила и пошла искать родственников. Нашла двоюродную сестру отца. Если возвращались ленинградцы и их квартиры были целы, значит, их вселяли, а нас вселить было некуда, сказали приезжать, когда отстроим город, а сейчас нас разместить негде. Мы вернулись в деревню, так там и остались.

Война лишила Веру не только родного дома, но и разбросала по всей стране тех немногочисленных родственников, что остались живы. Только в 1971-м году ей удалось встретиться с двоюродным братом, который оказался в Симферополе. С тех пор они не теряют связь, помня, как тяжело терять родных людей. А сама Вера, став взрослой, познакомилась с Василием, будущим мужем, и уехала с ним жить в Туркмению.

В Бородино же семья Сидоровых приехала уже в зрелом возрасте в 1997-м году, года Вера Ивановна уже была на пенсии, а её супруг, проработав несколько лет в энергоуправлении Бородинского разреза, тоже ушёл на заслуженный отдых. Жизнь Веры Ивановны лёгкой не назовёшь, и в мирное время ей приходилось терять самых родных. Но женщина не жалуется, считая, что все беды, которые выпали на её долю, ей дано было преодолеть.

 – Всё равно эти годы не забываются, – говорит Вера Ивановна. – Что сделаешь? Нам выпало прожить то, что прожили. Но самое главное, когда ты встал и знаешь, что у тебя есть кусок хлеба, и ты не думаешь о том, что ты завтра будешь кушать.

Татьяна МИХАЛЁВА