28 октября отмечается День памяти жертв политических репрессий. Аресты, ссылки, расстрелы – за этими страшными словами горе миллионов тех, кто жил в тяжёлый период первой половины ХХ века. Тогда в Сибирь были высланы сотни тысяч безвинных людей, в их числе оказалась и семья Виталия Романовича Сидорчука.

 – Репрессии коснулись моей родни дважды, – рассказывает Виталий Сидорчук. – Все родственники, как по материнской, так и по отцовской линии, были выходцами из Украины. В Сибири же они оказались не по своей воле.

Мать Виталия Романовича Ольга Модестовна родилась в 1925 году в Каменец-Подольской области Острожского района УССР в семье Модеста Степановича и Софьи Фёдоровны Мосейчук. В 35-м году семью раскулачили. Виталий Романович помнит эту историю по рассказам матери:

– У деда было две-три лошади, столько же коров, несколько овец и стадо гусей. Была ещё своя молотилка. Ему тогда велели вместе со всем хозяйством вступить в колхоз, но дед наотрез отказался отдавать нажитое своим трудом добро. Жена и дети плакали: «Отдай, ведь мы все пойдём по миру!» Но дед не отступил, и ночью приехали люди, всё конфисковали, а его самого увезли в неизвестном направлении. Бабушка осталась с тремя детьми.

Вскоре Софью Фёдоровну сослали в деревню с грустным названием Кандалка в Ирбейском районе далёкого Красноярского края. Там, в тайге, ей суждено было работать на лесоповале. А дети «врагов народа» остались на Родине и мотались по родственникам. Натерпелись они немало прежде, чем их переправили к матери.

 – Мама рассказывала, что после их прибытия в Сибирь семью переселили в деревню Соломатка, что стояла на реке Агул, – вспоминает Виталий Романович. – Она с благодарностью говорила о добрых и отзывчивых людях, живших в поселении так же на правах ссыльных. Позже бабушке даже удалось приобрести коровёнку.

Мужчин в поселении практически не было, лес валили женщины, и многие из них умирали от этой тяжелейшей работы. Хоронили там же на месте. А чтобы как-то пометить могилку, делали затёс на сосне и углём писали на ней имя, фамилию и дату смерти покойных.

 – В сороковом семью переселили в деревню Кромку, – продолжает свой рассказ Виталий Сидорчук, – на пустыре стали строиться. В соседней деревне заняли пшеницы и ржи, посеяли хлеб. Землю пахали на коровах, а хлеб пололи дети, как грядки. Урожай уродился хороший, благодаря чему жить им на время стало легче. Когда началась война, вернулся и отец семейства. Известно, что после ареста он строил Беломорканал, потом работал на БАМе – Тында и в городе Стерлитамаке. После возвращения начал снова обустраивать дом, налаживать быт. В последствие даже стал бригадиром. С супругой они прожили долгую совместную жизнь и умерли в возрасте более девяноста лет. Однако дочь всю жизнь не могла до конца простить отцу, что он тогда отказался вступать в колхоз и обрёк семью на горькую долю.

– Юность её была тяжёлой, – жалеет мать Виталий Романович. – Чтобы учиться, приходилось ходить пешком за одиннадцать километров в агульский интернат и жить там неделю. А по таёжному пути столько волков бегало! Детей сопровождали с ружьями на лошадях, которые боялись хищников так же, как и люди, потому то и дело срывались в бега. Трудовое поселение было под комендатурой, и чтобы уйти за территорию, непременно следовало отмечаться.

семья Сидорчук
Семья Сидорчук

В то время шофера возили зерно в Канск, и Ольга Модестовна с подругой решили сбежать из лагеря в одной из этих машин. Было это в 1944 году. Девушки отыскали в городе медучилище и стали умолять директора взять их к себе, ведь возвращаться им нельзя – посадят. А директору позарез нужны были медсёстры, чтобы принимать эшелоны раненых. Так девушки стали работать и одновременно учиться не только навыкам медицины, но и обращению с оружием.

Мужчин в военном госпитале не было, и девушки сами таскали тяжёлых раненых из вагонов. Им доверили обрабатывать раны, вынимать из гниющей плоти червей и делать перевязки. После войны, окончив училище, молодой фельдшер Ольга Мосейчук по распределению попала в Ростовскую область, город Красный Сулин.

О знакомстве родителей Виталий Романович рассказывает так:

 – Семью моего отца Романа Григорьевича Сидорчука, которого все в Бородино очень уважают и помнят, как одного из первых в шахтёрском посёлке учителей, тоже репрессировали. Его родителей Григория Наумовича и Марию Прокофьевну сослали из Украины в ту же деревню, что и семью моей матери. Там они познакомились и сдружились, ведь во многом их судьбы оказались похожи. Отца так же разлучили с родителями, а вынужденное зимнее путешествие в Сибирь едва не оказалось для него, совсем ещё малыша, смертельным. От крепких морозов он чуть не погиб. Закалённый с детства, Роман Григорьевич старался учиться. Окончив канское педучилище, он пошёл в армию, участвовал в японской войне, которая тоже оставила свой след в его жизни. Демобилизовавшись в 45-м, Роман Сидорчук приехал к будущей жене в Красный Сулин, где они поженились и родили сына Виталия. В 49-м супруги переехали в Бородино. Сегодня семья Сидорчуков остаётся одной из уважаемых в нашем городе. Всем детям и внукам эта семейная история о старшем поколении передаётся как пример мужества, удивительной стойкости и крепкой любви. Как говорится: “Не было бы счастья…”

Ирина ПЛИШКИНА