(продолжение)

При строительстве жилых домов квартала №44-46, обустройстве парка и дворцовой площади остро стоял вопрос обеспечения людей обыкновенной питьевой водой и отоплением. С питьевой водой ещё как-то обходились, отстаивая жижу из дренажной шахты, а вот вопрос с отоплением был нерешённым. В ванных комнатах размещали водогрейные колонки-титаны, которые топились углём, но ведь квартиру титаном не обогреешь. . .

Поразмыслив, согласовала с управляющим трестом проект: разместить в подвальных помещениях временные котельные. В квартале №44 это должно было быть в двухэтажном доме внутри квартала. Квартал №45 – Дворец культуры — обогревался непосредственно из собственного подвала, а в квартале №46 котельную разместили в подвальном помещении учебного комбината.

С временным отоплением было решено, предстояло проектирование и строительство центральной поселковой котельной. Когда я ходила на промплощадку разреза в администрацию, то постоянно видела часть каких-то сооружений и широкую конвейерную ленту. Кроме того, в архиве ОКСа при инвентаризации документации я сама лично зарегистрировала три толстых папки чертежей на строительство брикетной фабрики. Первоначально проектным заданием на добычу угля предполагалось брикетированная поставка угля потребителям. Часть объектов из этого проекта было построено, а потом проект «заморозили» …

В разговоре с вышестоящими руководителями, я предложила одно из этих уже построенных сооружений реконструировать под поселковую центральную котельную. Получив добро, я кое-что подпроектировала – получилось вполне удобное помещение под котельную. Съездила в командировку в город Подольск, в пуско-наладочную проектно-монтажную организацию, отвезла туда чертежи помещения и заключила договор на выполнение ими установки контрольно-измерительных приборов и автоматики.

Вскоре после заключения договора к нам приехала чета молодых специалистов – муж и жена Пчёлкины – и в течение двух месяцев они все работы выполнили. Пока командированные к нам специалисты занимались пуском и наладкой котельной, мне пришлось срочно проектировать бойлерную и трассу прокладки трубопровода горячей воды в посёлок и по территории посёлка. Так была решена проблема центрального отопления, временные котельные в подвалах жилых домов и Дворца культуры были ликвидированы. Так вот и появилась у нас в посёлке центральная котельная №1.

Время вроде уже было спокойное, всё шло своим чередом, как вдруг опять ЧП. Так же, как с люстрой в ДК, что-то похожее готовилось и для новой котельной. Дежуривший рабочий – смотрящий за конвейерной лентой, нагруженной углём, медленно передвигавшейся к топке, вдруг заметил что-то подозрительное в массе угля. Дежурный дал сигнал, конвейер остановился. Стали проверять, и оказалось, что смотрящий не ошибся: то подозрительное, что его насторожило, оказалось замаскированной взрывчаткой. Страшно представить, какие были бы последствия.

Временные котельные уже были ликвидированы, за окном поздняя осень… и как бы выживали жители? «Враг не дремлет, враг не спит», — вертелась у меня в голове мысль, оставшаяся ещё с военного времени. Того бдительного рабочего наградили. О диверсанте лишнего не говорили, вроде бы нашли подозреваемого, но что и как – огласке не предавали.

Пока решались первоочередные проблемы посёлка, бывший управляющий трестом «Канскуголь» Семён Акимович Попов не забывал и о других задачах. В своих воспоминаниях я уже делилась тем, что впервые в Бородино приехала по железной дороге, и меня везли на автомашине со станции Новая Камала. Тот первый крутой спуск с Воскресенской горы и панорама посёлка в низине запомнились навсегда. И тот опасный проезд по болоту я тоже помню…

Однажды на этом переезде случилась трагедия. На шахте «Камалинская» работал шахтёр Смыков (имени и отчества, к сожалению, не помню), имел звание Героя социалистического труда. У него был сын, молодой специалист, работал в тресте юристом, и жил он на станции Новая Камала. Однажды при спуске с горы на переезде через ручей-болото его машина первернулась. Парень погиб… После случившегося Семён Акимович предложил мне съездить на это место, внимательно его осмотреть и продумать, как и что можно здесь сделать, что таких аварий больше не было. Продумали, просчитали разные варианты и пришли к такому решению: раскорчевать кустарник на этом болотистом месте, соорудить плотину и переезд, очистить дно болота и обустроить озеро.

Май-июнь мы, несколько работников треста «Канскуголь», регулярно ходили на «субботники», а ещё иногда и по вечерам после рабочего дня – трудились на сооружении озера. С нами постоянно был председатель профкома треста Василий Яковлевич Кокряцкий, активный участник всех таких мероприятий. Первую выемку грунта под озеро доверили лучшему машинисту экскаватора Льву Николаевичу Николаеву. День был выходной, желающих посмотреть, как будет готовиться дно озера, было очень много. Василий Яковлевич это предусмотрел и поэтому на берег привезли два киоска: продавали мороженое, булочки и всякую другую вкуснятину. Привезли и духовой оркестр. Семён Акимович Попов выступил с краткой речью, затем заиграл оркестр и экскаватор зачерпнул первый ковш грунта из будущего дна озера. Трудно было не прослезиться… Люди ликовали, плакали, обнимались и кричали «Ура! Ура! Ура!»

Это было почти 67 лет назад, мы были тогда молоды, любили и посёлок свой и всех его жителей… К осени 1953 года плотина у озера была отсыпана. Бывало всякое, однажды едва не случилось ЧП. Кажется, это был 1970-й год, весна, паводок… Воды в тот год было так много, что возникла угроза прорыва плотины. Ситуация была весьма критическая и мы, работники отдела капстроительства, конечно же, очень переживали. К нам в отдел в конце каждого рабочего дня приходил Николай Григорьевич Строкачёв – он был начальником тракторнобульдозерного цеха – и рассказывал нам о положении дел. Усилиями этого грамотного человека и его команды трактористов-бульдозеристов плотина была спасена.

На берегу озера сейчас построена часовня во имя Пророка, Предтечи и Крестителя господня Иоанна – это же так замечательно! Ещё было время, когда мы с супругом, затем и моими детьми-внуками принимали участие в посадке саженцев деревьев на берегу. Есть в Бородино люди, которые строят там жилые домики – они иногда приглашают меня в гости, и я любуюсь часовней, высокой горой и озером.

Александра ИНОПИНА